October 14, 2016
By Dan Rubins
Reading time: 3 minutes

Связь между ИИ и правом становится все более горячей темой (мы всегда знали, что в этом есть что-то особенное) ввиду того, что такие компании как ROSS Intelligence, TrademarkNow и многие другие значительно прогрессируют. К сожалению, большая часть средств массовой информации, публикующих материалы под заголовком «ИИ и право», пишут либо о том, как адвокаты могут улучшить свою работу, либо о бессмысленных спорах о массовой безработице среди юристов (или об утопии «мир без юристов», в зависимости от вашей точки зрения).

В сфере ИИ и права происходит столько всего интересного – так почему разговор так часто превращается в болтовню о сценариях конца света, почему же юристы так беспокоятся о ИИ?

Искусственный интеллект часто находит применение в сфере правовой информатики и исследований, что довольно безопасно, ведь многие люди признают, что есть необходимость в увеличении степени автоматизации ввиду постоянно растущих объемов данных. Другие сферы применения, однако, порождают большую тревогу. Постепенный экспорт правовых методов, моделей аргументации, доказательной базы и юридического принятия решений приближают нас к идее автоматизированного юриста. Такие перспективы всегда вызывали тревогу, но казались довольно отдалёнными до недавнего времени.

Искусственные адвокаты находились в активной разработке не столько благодаря юристам, сколько благодаря технологам, которые приумножают или постепенно заменяют аспекты юридической практики. Статья в DATACONOMY описывает ИИ как будущее закона.

Автор, немецкая бизнес-писательница, называющая себя «ботаником», Ханна Авгур описывает, как разработчики ИИ в Германии уже разработали приложение ИИ, которое сможет принимать решения относительно претензий со стороны граждан. Разработчики утверждают, что приложение «скорее всего, будет находиться» под тщательным присмотром человека, но, похоже, уверены, что способность компьютера рассуждать о судебных заявлениях позволит идеально применять его в юридической практике.

Они признают, что подсудимые «вряд ли» будут судимы роботом в ближайшее время. ИИ, утверждают разработчики, пока что не заменит крупные юридические фирмы. Тем не менее, путь к вершине – скользкая дорожка. Внешние компании, предлагающие услуги искусственного интеллекта, постоянно растут. У них появится возможность автоматизировать небольшие задания для других фирм.

«Если ИИ правильно запрограммирован, он смог бы превзойти способности обычного юриста… Как только получится перевести сложные законы в машиночитаемый текст, ИИ … станет судьёй … Это звучит немного страшнее, чем мы думали.»

Тем не менее, сами юристы находятся под угрозой постоянно растущей значимости ИИ. Коллегия адвокатов описывает ИИ так же, как, наверно, их предшественники описывали стоящих ниже по службе коллег.

  • «Компьютеры выполняют ту работу, которую мы в них запрограммировали (и больше).»
  • «Поведение, которое часто зловеще напоминает поведение человека.»
  • «Отвечает на ваши запросы. Такой ответ может включать в себя результаты узко специализированных правовых исследований …»

В ответ на вопрос, коллегия признала, что ИИ и пугает, и воодушевляет их. В чём-то ИИ явно может заменить юристов в некоторых традиционных сферах работы, особенно в том, что касается вычислительных моделей аргументации, принятия решений, правового обоснования и тому подобного. «Новая технология, - сказал один из респондентов, - превратила юристов в клерков ввода данных». Они чувствуют, что развитие ИИ в сфере права - это шанс пересмотреть свою профессию.

Правовые сообщества уже давно относятся к искусственному интеллекту со смесью трепета и подозрения. С одной стороны, существуют правовые и этические вопросы, которые возникают, когда речь заходит об автономной искусственной робототехнике.

Джонатан Смитерс из Британского Юридического общества недавно выступил с всеобъемлющей речью на конференции Международного союза адвокатов (МАУ). Он отметил некоторые реальные опасения по поводу крупномасштабного использования ИИ.

ИИ в значительной степени зависит от использования личных и корпоративных данных для всего его практического применения. Это становится проблемой для конфиденциальности и защиты данных. Как «большие массивы данных» поступают с деликатной информацией, такой как история Интернет-запросов, данные Интернет-банков, медицинская история, которую, возможно, придется собирать и хранить? У кого будет доступ к этим данным и для чего? Кто будет нести ответственность за сохранение данных в безопасности? Как система будет обрабатывать утечки данных, которые могут быть международным и меж-юрисдикционными?

А как насчет ответственности за гражданские правонарушения? Вот непосредственный пример: беспилотный автомобиль встречает на пути ребенка, который выбежал на дорогу, и автомобиль должен решить, стоит ли сбить ребенка или выехать на встречную полосу и врезаться в автобус,

  • Как решает автомобиль, и кто решает, как автомобиль решает?
  • Кто несет ответственность за ущерб, причиненный решением?

ИИ создает проблемы, вводя понятия, которые не покрывает ныне действующий закон. Если формула для печати изобретения на 3-D принтере отправляется по электронной почте и это изобретение 3-D печатается любым получателем или пиратом, кому принадлежит напечатанный объект? Кто понесет ответственность, если изобретение не функционирует или небезопасно? Что делать, если изобретение является смертельным оружием? Каковы законы, которые охватывают такие ситуации?

«Искусственный интеллект, - продолжает Смитерс, - постепенно диктует то, как мы создаем закон. Профессия играет в догонялки. Будущее закона планируется технологами и разработчиками программного обеспечения.» Многие клиенты используют Интернет для того, чтобы диагностировать свои судебные дела, прежде чем звонить адвокату. Самодиагностика до сих пор не может полностью заменить адвокатов, но не все потенциальные клиенты признают это. Существуют четкие границы способности систем искусственного интеллекта выйти за рамки «буквы закона». ИИ не может (пока) разрабатывать творческие судебные дела или выходить за рамки весьма ограниченного толкования правовых данных. Пока что, экспертное юридическое вмешательство творческих и сострадательных людей-юристов по-прежнему необходимо.



blog comments powered by Disqus